ДЕТИ БЕЛОГО СОЛНЦА

           Завораживающе, мистически звучат якутские инструменты  ох саа и кыл (кылыһах)… В полной темноте постепенно возникают фигуры божеств саха… Так начинается долгожданная премьера вокально-хореографического этномюзикла «Дети Белого Солнца» народного артиста РФ и РТ, председателя Правления Союза композиторов России Рашида Калимуллина, состоявшаяся 10 ноября этого года в Государственном театре оперы и балета Якутии.

Идея спектакля по мотивам северных мифов зародилась в марте прошлого года во время приезда Рашида Калимуллина для участия в работе IX Съезда композиторов РС(Я). Познакомившись с молодым, активным творческим коллективом Национального театра танца РС(Я) им. С.А. Зверева — Кыыл Уола, в состав которого входят хореографическая, оркестровая и вокальная труппы, Рашид Фагимович загорелся мыслью о создании совместного проекта. Активное участие в претворении этого крупномасштабного замысла принял весь коллектив театра танца во главе с директором Александром Алексеевым. Музыкальным руководителем проекта стал дирижер театрального оркестра национальных инструментов Николай Петров.

Для Рашида Фагимовича этномюзикл стал пробой пера в подобном жанре. Автор оперы, оратории, семи симфоний, большого числа инструментальных концертов, камерной и вокальной музыки сделал для нашей республики настоящий подарок, обратившись к сюжету из северных легенд. Сплотив вокруг себя группу единомышленников, Рашид Калимуллин, благодаря своей фантастической работоспособности, смог претворить в жизнь такой проект, равных которому сложно найти в современном музыкальном мире.

За короткий срок композитору предстояло погрузиться в новый для него интонационный мир якутского фольклора. Как настоящий мастер, владеющий «искусством звуков» и коллекционер музыкальных инструментов, Калимуллин обратил особое внимание на создание звуковой атмосферы спектакля, и ведущее место отдал архаичному звучанию якутских народных инструментов. В первую очередь – якутской кырыымпе (кылыһах, ох саа).

Экспозиция персонажей спектакля происходит на фоне звучания ансамбля «КЫЛ САХа». Создается образ безмятежности, покоя, статики. Модальная мелодика течет плавно, созерцательно, подобно григорианскому хоралу. Интонации близки и понятны каждому сидящему в зале саха. Игра ансамбля обогащается звукоподражательными сонорными эффектами, – шумы природы, звон колокольчика, пение кукушки…

Спокойствие нарушается в сцене знакомства главных героев мюзикла – Матери Волчицы (Саскылана Аржакова) и Таастимира (Сергей Алексеев). Основной мотив лирической темы построен на узкообъемном трехступенном звукоряде и обрамляется яркими бесполутоновыми переливами. Так композитор соединяет две интонационные сферы – якутскую олиготонику и татарскую пентатонику. Общая модальная, бесполутоновая основа якутской и татарской музыки позволяет использовать ясные, чистые гармонии колористического плана. Можно говорить о тонально-модальной трактовке лада в этномюзикле.

Следует отметить особую демократичность музыкального языка Рашида Калимуллина. Композитор на всех уровнях музыкального языка смело использует современное прочтение архаичного в своей основе интонационного материала. В частности, применяет ритмичный пульсирующий аккомпанемент, характерный для этно-рока. Так, фольклор и современность объединяясь, образуют единый гармоничный образ, понятный зрителю Нового времени.

В мюзикле постоянно происходит смена стилей звучания. В сцене камлания и родов Матери Волчицы пение  Удаганки[1] сопровождают только бубен и хомус. Василена Шарина, исполняющая роль Удаганки, продемонстрировала высокий уровень владения гортанно-горловым пением.

Наконец рождается Сын Матери Волчицы – Тимир Уол. В исполнении «КЫЛ САХа» вводится знакомая мелодия – песня «Озерко», которая станет одним из главных лейтмотивов всего мюзикла. Отдельную благодарность хочется выразить Светлане Смирновой за новую хоровую обработку этой знаменитой песни, сделанную специально для мужского хора.

Красочная сценография в исполнении художника Олега Молчанова (Санкт-Петербург) поражает воображение. Скупыми средствами создаются завораживающие мистические, жанрово-бытовые и фантастические сцены трех мифических миров. Свет и цвет живут своей жизнью, дополняют действо, полны глубокого смысла и символизма. Особо хочется отметить костюмы артистов, особенно, божеств Верхнего мира в сверкающих серебряных одеждах.

Привлекает сценическое прочтение мюзикла, в котором так же смело, переплелись самые разные культуры. Северные, якутские, татарские танцы, местами пластика японского театра кабуки и китайской оперы… В нескольких массовых сценах абсолютно органично всеобщий «тюркский танец» переходит в якутский осуохай. Мир чуден и прекрасен, един и радостен. Верхний, Срединный и Нижний миры имеют свою неповторимую пластику. Постановка балетмейстера, заслуженного деятеля искусств РСФСР Георгия Ковтуна (Санкт-Петербург) привлекает яркостью, экспрессивностью и предельной выразительностью. Зрелищны сцены битв, в которых присутствует многопластовое деление сцены на несколько планов. Действует принцип дополнительности, чувствуется монтажное мышление. Зрителей поразила сцена прощания с Таастимиром, напомнившая кадры из «Аватара».

Музыкальная характеристика ирреальных темных сил, нарушающих общее веселье и покой, в аранжировке Яна Сырбу (Одесса)  решена средствами электронной музыки. Неживое, пугающее, искусственное звучание с преобладанием ударных инструментов.

Вокально-хоровые сцены (хормейстер Светлана Смирнова, Одесса) стали так же украшением спектакля. Одной из первых является женский танец, в завершении которого молодые герои, – дочь Удаганки Айыы Куо (Виолетта Ноговицына) и Тимир Уол (Василий Эверстов), – находят друг друга. Следует отметить, что все вокальные партии исполнили артисты театра танца. В исполнении вокально-фольклорной группы «Айар Кут» мы услышали ансамбли и хоры, различные манеры традиционного якутского звукоизвлечения, знаменитое тувинское горловое пение.

Этномюзикл имеет хорошо продуманную драматургию. Постановщики прочувствовали некоторую статичность и инвариантность, присущие северному менталитету. Своеобразную интонационную и композиционную арку создало повторение начального музыкального материала в заключительной массовой сцене. На протяжении более двух часов зритель находится в постоянном напряжении. Но утомлению нет места, так как калейдоскопичность материала, последовательное захватывающее развитие сюжета и, наконец, красивая демократичная музыка не дают шансов отвлечься от происходящего действа. Единственный момент, – ближе к концу спектакля после спасения главных героев начинается круговой танец-осуохай. Для якутской публики (практически на уровне генов) – это сигнал о завершении спектакля. Но действие продолжилось далее, битва миров разгорелась с новой силой. Тем не менее, в завершение, следуя лучшим традициям, спектакль закончился праздничным осуохаем.

В целом рондальная форма мюзикла, которая создается появлением ансамбля кырыымп, организует пространство спектакля, создает ощущение круговорота, постоянства и статики. Незримое присутствие божеств в судьбе народа… Как говорила София Губайдулина: «Музыкальное произведение не имеет смысла, если оно не духовно». Высокое духовное содержание, заложенное в спектакле, это – вечные проблемы войны и мира, жизни и смерти, любви и предательства. Простые, на первый взгляд, истины наводят зрителей на размышление об окружающем мире, о реалиях современной жизни.

Северные народы близки к природе. На протяжении всего спектакля в музыкальной ткани звучат форшлаги-кылысахи, сонорные шумы, вой волка, пение птиц. Особенно порадовал зрителей женский танец о реке Лене. Это абсолютно самостоятельный концертный номер, который может стать одной из визитных карточек театра танца. Здесь сошлось все – чистая. одухотворенная музыка Рашида Калимуллина, точные пластические решения Георгия Ковтуна, талантливая аранжировка Яна Сырбу, красочная сценография Олега Молчанова. Действительно, это одна из самых ярких сцен спектакля.

Премьера состоялась. Зал оперного театра был полон. Публика долго не отпускала артистов. Зритель был абсолютно покорен. Это новая музыка. Новая постановка. Новое прочтение северных легенд.

Хочется выразить огромную благодарность всем создателям спектакля, вложившим душу и талант в этот сложнейший проект. Говорят, в искусстве нет прогресса. Действительно, художественное произведение, будучи претворенным в жизнь, становится частью Истории Человечества. Несомненно, этномюзикл «Дети Белого Солнца» Рашида Калимуллина стал одной из знаменательных страниц сокровищницы музыкального искусства нашей республики. Махтал!

Кандидат искусствоведения, доцент,

ответственный секретарь Союза композиторов РС(Я)

Ч.К. Скрыбыкина

28.11.2017

[1] Удаганка – женщина – шаманка.




Категории: Новости · Метки:

PersonalTrainerCertification.us